Безымянная пациентка №360446: как великая балерина Ольга Спесивцева оказалась в психиатрической клинике для бедных

Ольга Спесивцева по своим балетным способностям превосходила даже Анну Павлову. Но величайший талант не помог ей прожить счастливую жизнь. Более 20 лет она провела в психиатрической больнице для бедных.

Родилась Ольга в Ростове-на-Дону в семье театрального актера. К сожалению, кормилец семьи умер от туберкулеза. Матери пришлось брать пятерых детей и ехать в Санкт-Петербург в надежде спастись от нищеты. Старших детей по приезду удалось пристроить в приют для актерских сирот, после которого Ольга попала в театральное училище. Сразу было понятно, что она небывалый талант. Ее успехи в выпускном спектакле даже были отмечены в «Петербургской газете». Сразу после обучения девушку приняли в Мариинский театр. Ее учителями стала Екатерина Вазем и Агриппина Ваганова.

Первый успех

Спесивцева жила танцем, поэтому ничего плохого вокруг не замечала — ни голода и нищеты, ни дикого холода в репетиционном зале, ни унылой серости за окном. Ваганова вынуждена была отпаивать девушку горячим молоком и растирать тело барсучьим жиром, чтобы Ольга могла танцевать. Уже через два года ее пригласили на гастроли в США, но балерина отказалась под влиянием своего возлюбленного — 50-летнего Акима Волынского. Отношения их, правда, продолжались недолго, поскольку мужчина устраивал совершенно дикие сцены ревности.

Через год после первого приглашения на гастроли в США поступило второе — на этот раз Ольга согласилась и отправилась с «Русским балетом Дягилева» в Америку. Слава о ее таланте прогремела на весь мир. Тогда она танцевала с Вацлавом Нижинским.

Великий итальянский балетмейстер Энрико Чекетти говорил:

В мире родилось яблоко, его разрезали надвое, одна половина стала Анной Павловой, другая — Ольгой Спесивцевой.

Руководитель «Русского балета Дягилева» уточнял при этом, что для него Спесивцева является той стороной яблока, которая обращена к солнцу, поскольку она тоньше и чище Павловой.

Признание

После возвращения на родину Ольга стала прима-балериной Мариинского театра. Через два года она показала легендарную партию в балете «Жизель». Девушка готовилась основательно к выступлению — даже посещала психиатрические больницы, чтобы понять, как ведут себя душевнобольные люди. Финальная сцена заставила зрителей плакать — худая и полупрозрачная Ольга выглядела, словно настоящий призрак, и ее исполнение Жизель стало образцом для многих поколений балерин. К репертуару Спесивцевой стали стремительно добавляться новые роли и ее организм не выдержал — открылся туберкулез легких.

Кстати, ее новым возлюбленным стал сотрудник Петросовета Борис Каплун. Он сделал для нее многое — появилось отопление в театре, увеличился паек для полуголодных артистов. Ольга стала часто бывать в ресторанах и жить вполне комфортной жизнью. Идиллия омрачилась только тем, что Каплун по слухам участвовал в массовых убийствах и его руки были по локоть в крови. Девушка старалась не обращать внимания на сплетни.

К 1924 году мужчина наигрался балериной и решил ее убрать с глаз подальше — добился для нее разрешения на выезд и отправил с матерью во Францию. Как раз «вовремя» у Ольги ухудшилось здоровье, поэтому мужчине даже не пришлось искать благовидный предлог — выслал балерину на лечение.

Закат карьеры и помешательство

Во Франции Спесивцева стала работать в Парижской опере в качестве примы. Зрители были от нее в восторге, только сама девушка все больше уходила в себя. Ее стало совершенно все раздражать, начала проявляться неадекватность в поведении. Например, Ольга могла помыть голову шампанским. Самое страшное, что она стала забывать партии прямо во время спектакля. Однажды во время репетиции девушка решила выброситься из окна, но ее остановили. Кроме этого она стала часто болеть и в итоге потеряла работу в Парижской опере.

Тут на горизонте появился Леонард Джордж Браун — безумно влюбленный в балерину — он предложил ей гастроли в США. От нищеты и безысходности Ольга согласилась. Работа была адская — ей приходилось по восемь раз за сутки выходила на сцену. Ее помешательство стала сильно заметно и Браун вернул балерину в Париж. Оказалось, что мать уже вернулась в Россию.

Ситуация была сложная и Спесивцева ничего лучше не придумала, как выйти замуж за Бориса Князева, который помог ей открыть балетную студию в Париже. Учить же Ольге не нравилось — она хотела танцевать сама, но не могла из-за того, что забывала партии. В итоге Князев разорвал с ней отношения.

Снова на горизонте появился Леонард Джордж Браун — он уговорил Ольгу уехать с ним в США. Отношения у них оформлены не были. Пока балерина безвылазно сидела в номере — Брауна нашли мертвым на улице. У балерины случилась истерика, из-за который она и попала в психиатрическую клинику для бедных, где провела 20 лет под номером № 360446.

Американский танцор Дейл Ферн однажды увидел фото Ольги в образе Жизели и решил найти ее. 24-летнему парню посчастливилось познакомиться с вдовой Вацлава Нижинского, с которым балерина танцевала во время первых гастролей в Америку. Женщина рассказала, что Ольга находится в сумасшедшем доме. Дейл Ферн нашел ее, организовал лечение. Ольге стало значительно лучше. Ее перевезли в пансионат на ферме Толстовского фонда, где и балерина и проживала до самой смерти. Скончалась она в 1991 году и была похоронена на кладбище в Ново-Дивееве.

Выбор редакции